О наукоградах будущего

Posted: 10.10.22 in Мысли, Научное

Мне всегда казалось, что понятие “интеллигентская инфантильная глупость” воплощается в жизнь, в основном, интеллигенцией гуманитарной. Однако всё больше убеждаюсь, что интеллигенция технически-естественнонаучного разлива гуманитариям в этом плане  не уступает. Особенно когда речь заходит о государственных перспективах. И у какого интеллигента не найдётся пару слов сказать за эти перспективы, и за куда надо рулить? Нет такого интеллигента на нашей грешной территории. К чему это ведёт в текущем историческом контексте? Да ни к чему. Если не считать раскрадки денег, конечно.

Опричная наука

Опричь – особо, отдельно; сверх, не считая
чего; вне, окроме, снаружи, за пределами
Словарь Даля

У нас есть такие приборы!
Но мы вам про них не расскажем!
Манго-Манго

Со времён среднего Совка в сознании ширнармасс бытуют легенды о месте, где всё знают, и месте, где всё умеют. Первое – Госбезопасность, второе – Секретные НИИ. Совершенно сокрушительную мощь эти легенды обретают в момент гибридизации, подкрепляясь фактологией советского атомного проекта. Потому неудивительно, что, имея перед глазами многократные примеры превращения официальных научных учереждений в гигантские пилорамы после вливания в них денег (это не только ставшие легендарными Курчатовский институт и Роснанотех, даже у нас в Украине есть аналогичные вещи), “болеющие за страну” интеллектуалы возжелали науки опричной. Оторванной от всяческих Академий, и под чуткой дланью Тех Самых Людей с чистыми руками и проницательным взглядом чуть усталых глаз.  В этом сквозит инфантильный перепуг, накопленный во времена пост-советского развала. Из-за него проклинаемые в 80-х душители кухонного интеллигентского свободомыслия стали казаться единственной защитой мыслителей от опекаемого ими народа. Впрочем, настроения эти не вполне новы: ещё лет 15-20 назад вполне взрослые дяди совершенно серьёзно рассуждали, что “Вот есть же, наверное, такие институты, без всего этого бардака, опостылевшей бюрократии, с достойными зарплатами и, тем не менее, подобранными по интеллекту, а не по родственным связям сотрудниками. Секретные, понятно. Вот там наука и может сохраниться “. Пусть гораздо меньше, но озвучиваются такие мнения и сейчас. То ли кинопрокат и писаки типа Кучеренко тому виной, то ли и впрямь в СССР сумели вывести “человека советского” на генетическом уровне, то ли желание погордиться страной у образованщины застилает разум; никаких иных объяснений я этой вере найти не могу. Скорее всего, третий вариант ближе всего к истине. Так внезапно влюбившийся восьмиклассник перестаёт замечать, что у объекта его вожделений кривые ноги, пошлые вкусы и опилки вместо мозгов. Аналогично с научно-техническим прогрессом: страстное желание поучаствовать во “вставании с колен” ставит блок на самые элементарные соображения. Соображения о том, что для воспитания пары десятков гениев в Самый Секретный НИИ, где они будут трудиться под псевдонимами в секретном городе всю оставшуюся жизнь, нужно организовать образовательную струткуру, через которую пройдут сотни тысяч и миллионы. А для работы этих гениев нужны сотни и тысячи не-гениев, которые прорабатывают смежные области, набирают фактаж для построения теорий, перепроверяют наблюдения, и делают всё прочее, называемое “формированием научной среды”. Причем чем дальше, тем больше для этого формирования нужно народу. В некоторых областях науки (причём, обычно, самых технически сложных и передовых) такая среда уже не первый десяток лет как может быть создана только во всемирном масштабе. Т.е., для завода Секретного НИИ, Решающего Всё, нужно не новенькое здание в живописном месте и пара тонн никелированных приборов. И даже не наукоград посреди тайги. И целой отдельной страной тоже не обойтись, как показал опыт СССР. Нужно строить отдельную научно-техническую систему, по мощности сопоставимую с общемировой. Либо же – никакой секретности, научный обмен, и встроенность в мировое разделение научного труда. Где наша пост-совковая наука сейчас может, за редчайшим исключением, быть поставщиком сырья для исследований, и никак не выше.
Тут самое время раздаться аргументу патриoтов: “Но ведь был же, всё-таки, Атомный проект под руководством товарища Берии? И Курчатов творил на режимной территории, и как творил! И не один же он”.
Да, был. Да, творили Курчатов, Туполев, и иже с ними, в шарашках и Саровах. Несмотря на то, что их имён и знать не полагалось. И да, они обеспечили Союзу послевоенный технологический рывок. Но там был очень специфический подход. А именно: в шарашки и Саровы собрали людей, сформировавшихся как научные сотрудники ещё в более-менее открытой системе начала 20-го века, и бывших тогда включёнными в мировой научный процесс. Оттого они были в контексте, и могли понять, что им притаскивают шпионы из Лос-Аламоса, и разобраться в железе, захваченном на Свенемюнде. Шире: понимать по публикациям тенденции и подходы мировой науки. Этих людей закатали за КПП и колючку, там выжали досуха, и так обеспечили прорыв. Но этот прорыв был взят в долг у будущего, причём под громадные проценты. Потому что уже через одно-два поколения, выращенные в закрытой от мира системе, такие люди исчезают. Наука замыкается в рамках госграниц, становясь несовместимой с мировой; и, в силу элементарного эффекта масштаба, всё больше от мирового уровня отставая. Это мы имеем на территории пост-совка сейчас, но проявилось оно давно. Уже в начале 80-х даже такие вещи, как классификация рыб и группировка нейрорецепторов, у советских учёных были несводимы к мировым; о ситуации в экономической теории и психиатрии нечего и говорить.
Потом хватка ОВИРов и парткомов ослабла, но было уже поздно. Игра в своей песочнице продолжается, что хорошо иллюстрируется сравнением публикационной активности отечественных учёных в англоязычной литературе и родных “мурзилках”. И так будет до тех пор, пока у нас опять не появятся гении, воспитанные в контакте с мировой наукой, плюс к ним несколько тысяч человек выше среднего уровня для создания научной среды. В первый раз в Российской империи процесс занял примерно сотню лет. Но тогда состоявшемуся учёному уехать работать за границу было куда тяжелее, чем нынче. Так что, сколько это займёт времени на втором заходе, предсказать не возьмусь.
Тем не менее, в ширнармассах сидит желание величия; а лучшим способом достижения чего-либо в нашем добром народе испокон веку считается либо колхоз, либо концлагерь (см. восторженные пересказы деяний китайских вождей и Пиночета). При этом правительства в европейской части пост-совка, что ни говори, желания ширнармасс в рассчёт принимают. То ли в виду надобности бросить кость перед очередными выборами (у нас в Украине), то ли для пущей полировки Вертикали, которая без непрерывного вставания с колен невозможна (в России). Ну и вообще, власти у нас теперь – не князья и не секретари ЦК, они плоть от плоти народной, смотри и ужасайся. Т.е. и сами думают так же. Так что тут имеется в наличии хоть кривобокая и извращённая, но демократия. Если под демократией понимать исполнение властями воли народа. Правда, термин “колхоз” куда ближе к сути явления. Другой вопрос, что науке колхоз и прочие формы демократии противопоказаны: наука занимается поиском истины, а демократия – поиском решения, устраивающего большинство. Но учёт таких соображений – это слишком сложно для нашего цирка.
Зайдём теперь с другой стороны: писатели, душа нации. Я не Кучеренко с Мухиным беру, нет. Я сейчас о тех, чья аудитория – образованцы, вроде меня. Вот, пожалуйста, Вячеслав Рыбаков. Чрезвычайно тонкий и сильный писатель (это не шутка и не издёвка). Один из моих любимых. Правда, чем дальше, тем больше патриотические чувства заменяют ему талант, ну да речь сейчас не о том. Я не знаю, что там в душе у художников слова творится, мне такого не дано. Однако, писатели действительно талантливые то ли сами мыслят строго в русле чаяний среды, для которой пишут, то ли чрезвычайно тонко желания и умонастроения вокруг себя ощущают. Ощущают, когда они ещё только в зародыше, а не стали общим местом в каждом пьяном разговоре. А, как говорил ещё один писатель, “история определена равнодействующей многих воль”. Отсюда два эффекта: у тех из них, кто действительно талантлив, формируется устойчивая целевая аудитория, а также получаются предсказания будущего. Рыбаков пишет для интеллигентствующих, соответственно, их желания и выражает. И с предсказаниями у него всё в порядке: и российскую Думу предсказал, когда ещё был Верховный Совет, и грузино-российскую войну, когда ещё Солнце для Грузии всходило на севере. А в последнем романе за 4 года до событий предсказал Сколково, во всём его чаемом великолепии. Идеальное Сколково, отличающееся от настоящего, как обещанный на 1980 год коммунизм от состоявшейся вместо него олимпиады. Это имеет смысл анализировать: идеал, к которому стремятся и ширнармассы действиями правительства, и образованщина своими мечтами. Тем более, что пишет Рыбаков не халтурно, на проблему смотрит глубоко и с разных сторон.
Далее я буду употреблять имя “Сколково” как нарицательное: оно имеет все шансы остаться в истории аналогично “дредноуту” и “ксероксу”, тоже когда-то бывшим собственными.
Итак, в чём главная беда Сколкова? Главная беда Сколкова в том, что оно со всех сторон окружено Россией. Где, если верить известному публицисту, “нельзя жить в обществе и быть свободным от общества”. В частности, от тех черт нашего пост-совка, которые, с одной стороны, дают возможность в нём выживать, а с другой – подрубают всякую научно-инновационную деятельность на корню. Это я о взятках и откатах. И проблему эту не решить никакой закладкой в бюджеты “30% на смазку кураторам”. Просто потому, что откаты в 20, 30 или даже 50% можно платить, когда ты и правда на остальное собираешься заниматься наукой. А если нет – откат может быть любым. Хоть 95%. И вот сидят перед чиновником два профессора. Дипломы у них одинаково красные, волосы одинаково всклокочены, говорят одинаково непонятно. Только один обещает откат в 30%, а на остальное – “продвинуться в понимании структуры юрской океанической коры”. А второй обещает откат 95%, а на остальное – создать “православную сейсмическую бомбу, которая всю Америку в десять минут в порошок пере**ёт”. И кому, при таком раскладе, деньги достанутся?
Понимают ли это патриоты-образованцы? Понимают. Потому у Рыбакова город Солнца имеет и свою нелегальную бухгалтерию с денежными потоками, и свои спецслужбы со спецназом, разведкой и контрразведкой. Всё работает исключительно из благих побуждений, и неукоснительно для научно-государственной пользы. Почему никто из бухгалтерии себе от нелегального потока пару тысчонок не отщипнёт, а никто из спецслужб рестораны не покрышует? А потому что все идейные. Всем хочется, чтоб “Россия первая была на Марсе”. Даже наряду местного КПП. Аналогичными посулами участия в строительстве очередного коммунизма заманивают в город Солнца поразъехавшихся по заграницам успешных учёных. Они, конечно, предательство совершили, не принеся себя в жертву Родине, но на первый раз можно и простить. И дать шанс на перековку. Как к таким посулам относятся реальные успешные учёные, испытавшие на собственной шкуре научное администрирование нашего стиля, хорошо объяснил Андрей Гейм. Но что нашему человеку реальность, когда у него есть Идея?
Таких моментов в идеальном Сколково множество, но я не буду раздёргивать концепцию по мелочам. Буду рассуждать на уровне идеи.
Даже самый отъявленный патриот-интеллигент понимает простые истины: никто не охранит от охраняющих, и лучшее место для подлеца и вора – среди идейных бессеребренников. Потому, для сохранения Сколкова в чаемом качестве, нужно либо плодить бесконечную цепь надзирателей друг за другом (тут начинает протестовать не вполне ещё задавленная, даже у патриотов, нелюбовь к вертухаям), либо максимально изолировать город Солнца от Родины. Для их обоюдного блага. И этот второй вывод тоже даётся всем, и легко: у Рыбакова наукоград будущего – закрытый город с пропускным режимом. Но тут останавливаться нельзя, это самый первый уровень. Потому этот город имеет, кроме своих спецслужб, отдельную систему медобслуживания по всей стране с отдельной службой скорой помощи, отдельную систему транспорта, и т.д. Однако, и это ведь из соприкосновения с обычными чиновниками и этим-вашим-народом (который хоть и высокодуховный патриот в массе своей, но редкостная сволочь индивидуально) не выводит. И понятно, что рано или поздно, причём скорее рано, обслуживающие науку администраторы пересекутся с администраторами внешнего мира. И вынуждены будут играть по правилам внешнего мира: наукоград цемент и кирпичи не производит, значит, для выделения из госфонда придётся дать на лапу. А кто ж из своих кровных давать-то будет? А если уж дал и перед начальством “интересами дела” оправдался – неужели подлецу-чиновнику отдашь ровно столько, за сколько отчитался? Тут-то сказке о наукограде и каюк.
Обобщая: невозможно внутри страны иметь административную систему, соприкасающуюся с административной системой страны, но при это не перенимающую её качеств и приёмов работы. А для ликвидации возможных точек соприкосновения эти две системы нужно изолировать полностью. Т.е. построить для обслуживания наукоградов отдельную страну.
На это, однако, даже патриоты от фантастики не замахиваются.
Потому мечты о Сколково выглядят очередной заявкой “мозга нации” на тему “постройте нам коммунизм за колючей проволокой”. Идея не самая плохая, на самом-то деле. Проблема, однако, в том, что за колючкой совсем не исследователи электрослабых взаимодействий и влияния Гогена на Сартра будут определять порядки и делить пайки. А без колючей проволоки такая утопия нежизнеспособна.

Advertisements
Comments
  1. vigna says:

    а что, кто-то хвалит сколково? кроме иефимова, других таких дураков не знаю.

    • Shao says:

      Так я ж пишу: Сколково у меня имя нарицательное. У Рыбакова, скажем, имя Города Солнца не названо.
      Однако ж, согласись, тоска по этому концепту в массах научной интеллигенции присутствует. Лично и неоднократно убеждался.

      • vigna says:

        Нет, я бы не сказала. У неё тоска по большому и неконтролируемому финансированию, прежде всего :) Если серьёзно, то сейчас, наоборот, всё больше говорят о всеобщей открытости и т.д. Опять-таки, какой же русский не любит поездить по зарубежным конференциям за казённый счёт. Запираться в закрытом городе никто всерьёз не хочет. И про откаты тоже все всё понимают, ан масс.

      • Shao says:

        У неё тоска по большому и неконтролируемому финансированию, прежде всего :) Если серьёзно, то сейчас, наоборот, всё больше говорят о всеобщей открытости и т.д. Опять-таки, какой же русский не любит поездить по зарубежным конференциям за казённый счёт. Запираться в закрытом городе никто всерьёз не хочет.

        Именно. Это, на самом деле, самая суть противоречия. Другой вопрос, что оно достойно отдельного разбора.
        Поэтому, собственно, классическим раем за колючкой сейчас не обойтись: нужно иметь контакты с внешним миром, неминуемо приводящие то ли к перениманию управленческих установок извне, то ли к перекупке взращённых гениев проклятыми буржуями. Причём эти два процесса взаимно катализируются. Очевидный выход – именно создание максимально автономной поддерживающей структуры. Но такая структура стремится к неконтролируемому разрастанию.

  2. Илья Казначеев says:

    А вот у нас в IT довольно интересно работать.

    Причём неважно, где – хоть в СНГ, хоть в европе-америке, хоть вообще в Тайланде каком.

    Я понимаю, что это снобизм, но вам в науке просто надо перенять у нас практику. Когда специалист высочайшего мирового уровня может получиться к 20-25 годам самотёком.

    Для этого надо а) выложить всю информацию в интернет органически, и б) обеспечить всем доступ к набору сбычи мечт (то есть аппаратуре, необходимой для исследований и разработок) на дому.

    Это, конечно, не столько наука, сколько техника – но вот твои упражнения с patch-clampами, судя по тому, что я про них понял, тоже скорее техника, чем наука.

    • vigna says:

      б) обеспечить всем доступ к набору сбычи мечт (то есть аппаратуре, необходимой для исследований и разработок) на дому.
      Это очень смешное предложение, с учётом того, что стоимость необходимой среднего биологу аппаратуры зачастую измеряется миллионами долларов.

    • Shao says:

      выложить всю информацию в интернет органически

      Научная информация, представляющая какую-либо ценность, давным-давно лежит в интернете. И, в отличие от продукции IT-отрасли, никакими копирайтами, запретами на дезассемблирование и прочий reverse engineering не обложена. Наоборот, в любой статье методы получения результатов описаны с максимальной возможной тщательностью.
      Так что пример – крайне неудачный.

      но вот твои упражнения с patch-clampами, судя по тому, что я про них понял, тоже скорее техника, чем наука.

      Ну разумеется. А упражнения Малевича с кистями и красками – это уроки геометрии для начальной школы.

      Или, чтоб тебе было понятней: работа программистов – это тренировка запястья правой руки для максимально быстрого перемещения манипулятора “мышь”.

      • progenes says:

        про кисти и малевича ржала. У нас одна лаборантка, листая хабилитационную работу шефини, задумчиво изрекла – тю, форезы одни. И я бы так смогла.

      • Shao says:

        про кисти и малевича ржала.
        Ты вон тоже – год за годом обрыванием листиков у травки занимаешься. У резушки Таля :о)

      • Илья Казначеев says:

        “отличие от продукции IT-отрасли, никакими копирайтами, запретами на дезассемблирование и прочий reverse engineering не обложена”
        Продукция IT-области вообще-то вся опенсорс. Та, которая используется для сбычи мечт, во всяком случае.
        Привет.

        Научная информация в интернете, мне кажется, лежит в не очень удобном для усвоения виде. В виде разрозненных статей про какие-то узкие явления. По этому сложно самостоятельно построить картину мира.
        А учебники – за деньги.

        “А упражнения Малевича с кистями и красками – это уроки геометрии для начальной школы.”
        Я не понимаю, почему ты так обиделся на “технику”. Мой пойнт в том, что биолог или программист – они не кабинетные рабочие, они не открывают на кончике пера и не доказывают посредством одного эксперимента.
        Просто у нас есть багаж знаний, пополняемый, и некоторый набор ухваток, посредством которых мы работу работаем.

        И в принципе, при наличии ухваток и знаний в свободном доступе – вполне может начаться самозарождение специалистов.

      • Shao says:

        Научная информация в интернете, мне кажется, лежит в не очень удобном для усвоения виде. В виде разрозненных статей про какие-то узкие явления. По этому сложно самостоятельно построить картину мира.

        Узнаваемое желание. Я бы и сам не прочь, чтобы для меня собрали и упаковали книгу “Общая теория всего”. Ну да это уже было описано: дайджест “Войны и Мира” на ста страницах.
        Увы, но это невозможно в принципе.

      • Shao says:

        Продукция IT-области вообще-то вся опенсорс.

        Где я могу получить мою бесплатную копию Windows-7?

    • Ilya says:

      Для этого надо прекратить развращать биологов подачками и перевести их в свободное плавание. Как в IT.

  3. dyk2 says:

    Еще одна потенциальная проблема – Сколоково поделит российских ученых на тех, “кто-там”, и тех “кто-не-там”. Со всеми вытекающими.

    Некоторые мои знакомые ученые в России хорошо понимают всю пафосность и искусственность проекта. Но при этом очень не прочь там оказаться. Так что идеи уже давно нет. В смысле сумма научно-патриотично-идейных людей там будет минимальная. Там окажутся люди с четкой целью само-продвижения по науке. Те, что с идеей уже давно разбрелись по всему миру и двигают науку оттуда, ностальгируя (м.б.) в свободное время.

    • Shao says:

      Да, есть и такое. Как говорится, “и чего только человек не сделает за деньги: актёры, вон, даже мыло едят”.
      Ну так я потому и пишу о разнице между идеальным Сколково (где все “за идею”), и реальностью, данной в ощущениях.

  4. Подібні – утопічні, – мотиви Сколкового можна знайти і у Братів Стругацьких (мої улюблені письменники, нерахуючи Лема). Особливо цікавим у цьому відношенні є їх роман “Веселка” – планета одних лише фізиків-ударників! Правда, закінчення доволі сумне, але тут також не обійшлось без секретних лабораторій і “замкнених” проектів. А якщо реалістично, то постсовкова наука скидається на викрешування вогню кременем поруч з існуванням технологій термоядерного синтезу. Усі зусилля її спрямовані на безмірне плодження пусто-порожніх ступенів і звань у особин із інтелектом сільської баби, набивання друковано-аркушової макулатури, галочко-творення наукового поступу й розплодження ґрантожерно-злодійських проектів…

    p.s. Новий дизайн блоґу? Вітаю!

  5. li says:

    по-моему, уже в первой фразе поста все сказано: “легенда о месте..” сама идея “места”, гармонично устроенного (кем?) для развития науки вызывает сомнения. социально-административные аспекты любой организации, существующей в контексте “сверхидеи” (например, науки), могут довести до безумия любого заинтересованного участника процесса, если он не является специально обученным чиновником с крепкими нервами и полным отсутствием воображения. и навсегда похерить индивидуальное стремление адепта к интеграции в мировой научный процесс.
    тем не менее, кто-то эту науку должен спонсировать, справедливо (!) отделяя зерна от плевел, то есть решая, кому давать деньги и на что, а кому не давать, что само по себе уже обидная постановка вопроса. так что проблемы научного деятеля должны сводиться к повышенной (научной же!) активности и попыткам продаться. то есть предоставить себя в пользование заинтересованным лицам на максимально взаимовыгодных условиях…
    меценаты от искусства ведь бывают. почему бы им не быть и в науке?..
    а борцы за науку по географическому,национальному и пр. патриотическому принципу напоминают недавнее идейное прошлое . и вызывают желание перестать заниматься наукой . и вообще любой общественно-полезной деятельностью.

    • Shao says:

      и вызывают желание перестать заниматься наукой . и вообще любой общественно-полезной деятельностью.

      Разумеется. Однако, есть категория людей, описанная бессмертным выражением “если творец не может не творить, то ему можно не платить”. И чем менее престижна некоторая сфера деятельности, тем больший процент таких людей в ней оказывается (наука в пост-совке в этом плане сейчас на сильно выше средней позиции). Текст о таких людях, в первую очередь. Которые, несмотря на потребность заниматься наукой вопреки всему, ни от каких прочих пороков не застрахованы.

      • li says:

        безусловно. собственно, необходимость “продаться” подразумевалась по отношению к тем видам деятельности, которые невозможно поднять в одиночку – в финансовом смысле. как упомянутые выше биологические опыты. и некоторое (процитированное) отвращение к нюансам – всего лишь осложнение, а никак не повод ничего не делать. в гуманитарнных науках, не смотря на их кажущююся “незатратность” тоже есть масса способов навредить (одни списки литературы чего стоят! ;) и даже более того: в силу определенной “умозрительности” теории идеологическое давление (на уровне самой кошмарной совковой антиутопии) преобладает над здравым смыслом настолько, что только и остается “уйти в себя” и на практике ощутить себя творцом ;) – “в атмосфере травли и гонений” .
        так что – привет от гуманитариев! ;)

  6. Shao says:

    в гуманитарнных науках, не смотря на их кажущююся “незатратность” тоже есть масса способов навредить (одни списки литературы чего стоят! ;)

    Камешек отметил. Красиво :о) Тем не менее, технические моменты тоже должны регламентироваться.

    в силу определенной “умозрительности” теории идеологическое давление (на уровне самой кошмарной совковой антиутопии) преобладает над здравым смыслом настолько, что только и остается “уйти в себя” и на практике ощутить себя творцом ;) – “в атмосфере травли и гонений” .

    Да, конечно, наука, принципиально неверифицируемая экспериментом, гораздо сильнее подвержена коньюнктуре, чем когда наоборот. Тем не менее, как-то всяческие философии и филологии не первый век развиваются, и системы строят непротиворечивые; более того, окружающую действительность эти системы худо-бедно описывают. Тут, наверное, проявляется эффект сродни исключению стохастического шума путём усреднения данных: идеологическая мода меняется самым различным образом, и, на больших промежутках времени, проходит все возможные состояния. Соответственно, все вызванные этими изгибами моды отклонения гуманитарных наук от некоей объективной истины взаимно нейтрализуются. В этом случае, правда, политэкономическая история человечества низводится до уровня стохастического шума :о)

    так что – привет от гуманитариев!

    Взаимно. Был рад, заходите ещё. Гуманитарий тут у меня – редкий зверь :о)

  7. […] 1. О наукоградах будущего. […]

Leave a Reply

Fill in your details below or click an icon to log in:

WordPress.com Logo

You are commenting using your WordPress.com account. Log Out / Change )

Twitter picture

You are commenting using your Twitter account. Log Out / Change )

Facebook photo

You are commenting using your Facebook account. Log Out / Change )

Google+ photo

You are commenting using your Google+ account. Log Out / Change )

Connecting to %s