О вытеснении украинского языка

Posted: 08.04.30 in Мысли

Периодически (последнее время больше) приходится отвечать на вопросы типа “а чому ти, українець, пишеш блог російською” и “а чего это ты, русскоязычный, не борешься с политикой украинизации”. Бывает и так, что спрашивающих не получается сразу послать по надлежащему адресу. В общем, дабы не расписывать позицию каждый раз заново, выкладываю этот текст (написал несколько месяцев назад), и впредь буду давать ссылку.

1. Локальная ситуация в Украине.
Объективным фактом является то, что все мировые языки различаются по степени употребительности и по объёму полезной информации, на них изложенной. Также объективным фактом является то, что украинский язык по обоим этим параметрам сильно уступает русскому. Конечно, на фоне английского они оба выглядят совершенно неконкурентно, но при рассмотрении в паре различие проявляется явное. Причины такого различия как социальные, так и исторические: русский язык на протяжении веков был госязыком большой страны, его развивали весьма неординарные писатели и поэты, на нём писались большие объёмы научной и художественной литературы, и т.д. Все человеческие ресурсы из всех “национальных окраин” в первую очередь использовались для развития именно русскоязычного массива информации.
У украинского языка во всех его страновых ареалах функция была, в лучшем случае, фольклорно-поэтическая. Т.е. сейчас вводить свободную конкуренцию русского и украинского языков – это примерно как поставить рядом двух детей: одного с самого раннего возраста обучали, развивали, расширяли ему кругозор, предоставляли возможности для здорового образа жизни; а у второго считалось за счастье, если сегодня не били по голове (в случае украинского языка – “никак не препятствовали сохранению народного фольклора и поэзии”). Потом детей сводят вместе, и предлагают продемонстрировать свои способности в режиме свободной конкуренции. А по результатам демонстрации заявляют что-то вроде “вы посмотрите на этого урода: разве такой кому-нибудь нужен?”.

2. Глобальная ситуация.
При текущих глобализационных процессах обмен информацией и урбанизация культур (особенно в Европе) резко и быстро сужают социальные ниши любых национальных и фольклорных культорологических массивов. Грубо говоря, жизнь везде становится более или менее похожей на некий универсальный европейский шаблон, 90% которого сформировано на англо-саксонской основе. Перед этим катком практически пали даже испанский и немецкий культурные массивы (французы пока держатся благодаря чрезвычайно жёстким ограничительным мерам), что уж говорить о культуре украинской. Т.е. в текущей ситуации украинский язык стремительно лишается своей единственной гарантированной ниши для существования – украинской национальной культуры. Именно процессами социально-культурной глобализации (точнее, масштабами их влияния на национальные культуры) сегодняшний период истории в корне отличается от всех предыдущих, делая любые исторические примеры (типа “300 лет оккупировала, но не исчез”) неприменимыми.

3. Обобщение.
Таким образом, при допущении свободной конкуренции, украинский язык будет уничтожен в национально-фольклорной нише благодаря процессам социальной глобализации, которая заменяет украинский вариант этой ниши на “общеевропейский”, а во всех остальных областях – русским языком, как гораздо более кодифицированным и обладающим гораздо более широким массивом доступной информации.

4. Практические примеры.
Всё вышесказанное смотрится достаточно спекулятивно, однако существуют примеры, прямо подтверждающие и результат, и механизм явления. Пример номер один: белорусский язык. Стартовые условия были точно такими, как у украинского, однако в Беларуси была прекращена его защита. Всего за 10-15 лет язык оказался полностью вытесненным из всех сфер жизни, кроме фольклорной, а фольклорная, как и везде в Европе, стремительно сокращается. В итоге в 2005-м году белорусский язык был занесён в список исчезающих языков ЮНЕСКО. Пример номер два: латынь и современные романские языки.

5. Примеры успешного восстановления языков.
Несмотря на сложность задачи сохранения относительно малоинформативного языка, эта задача решению поддаётся. Классическим примером является иврит, бывший мёртвым языком на протяжении более полутора тысяч лет, а затем оживлённый и восстановленный методами чисто административными и репрессивными.
Более близким примером восстановленного славянского языка является чешский. К моменту окончания Первой Мировой войны его положение в Чехии было даже хуже, чем нынешнее положение украинского в Украине: на немецком издавалось 100% научной и 80-90% художественной литературы, а чешская речь на улицах Праги вызывала насмешки над “деревенским пастухом, впервые увидевшим унитаз” (с) Ярослав Гашек. Тем не менее, чешский язык был возрождён и введён в массовое употребление. При этом меры применялись куда более жёсткие, чем у нас сейчас. В частности, в 20-х годах 20-го века в Праге полиция штрафовала за разговор на немецком в государственных учереждениях.
Таким образом, возражения вроде “насильно заставить говорить по-украински не получится” являются несостоятельными: именно и только так эта задача успешно решалась на государственном уровне.

6. Моя личная позиция.
Социальная эволюция, ничуть не менее, чем биологическая, подчиняется законам естественного отбора.
Интуитивно понятно, что, чем меньше в мире языков, тем легче происходит международная коммуникация, и тем легче решаются проблемы социального взаимодействия. С этой точки зрения работа по сохранению украинского языка является бессмысленной и бесперспективной: не нашим госструктурам пытаться изменить ход общемирового социального развития.
Однако, при вытеснении украинского языка русским, которое произойдёт в случае допущения свободной между ними конкуренции, никакого заметного (на общемировом фоне) увеличения социальной адаптированности у жителей Украины не произойдёт. Просто потому, что, по сравнению с английским или немецким массивами научной и культурной информации, русскоязычный массив можно считать несуществующим.
Таким образом, если уж признавать допустимым уничтожение украинского языка ради теоретической возможности более лёгкой адаптации жителей Украины в современном мире, то ни в коем случае не в пользу языка русского. А по-иному сейчас произойти не может. Т.е. сохранение украинского языка является сохранением потенциальной возможности перехода в действительно глобальную и информативную (а не русскоязычную) языковую среду. Английскую, судя по всему.

Вывод.
В связи с изложенным: лично я не имею устоявшегося мнения, хорошо это или плохо – уничтожение украинского языка. Аргументы есть и “за”, и “против” (см. выше).
Однако для людей, которым этот язык дорог сам по себе, а не как абстрактное средство коммуникации, его уничтожение является очевидным злом (позиция, полностью аналогичная стонущим на тему “я с детства говорю по-русски, а теперь меня заставляют его забыть!”)

Advertisements
Comments
  1. e_mir says:

    Да, много правдивого. Единственное, мне кажется не стоит переоценивать желание людей быть одинаковыми. Малые языки будут вымирать, это ясно, но вот сохранение чешского – как раз пример желание БЫТЬ НЕ КАК… (в данном случае немцы и австрийцы). И это желание нельзя сбрасывать со счетов.

  2. Shao says:

    Хм… А разве это меняет как-то общую картину? Я ведь не пишу о конкретных побудительных мотивах к сохранению/восстановлению языков. Они, на самом деле, могут быть любые.

  3. e_mir says:

    По мне – так меняет. Примерно про это Теодор Герцль говорил – “Если хотите, это перестанет быть сказкой”. То есть упирается в желание народа быть народом. Иногда это пересиливает казалось бы очевидные вещи.

    Оно, конечно, да. Но, кажется мне, без государственой политики, на одном желании народа, такие вещи невозможны. Не знаю, возможны ли только посредством госполитики, без желания народа.

  4. e_mir says:

    Кстати, а нотификация о комментах тут есть?

  5. Shao says:

    Э-э-э… Нотификация вроде есть. Но я не искал. Я её и в ЖЖ-то отключал.

  6. Ilyak says:

    по сравнению с английским или немецким массивами научной и культурной информации
    Это чего это такого много на немецком в культурном плане?
    Почему-то мне не кажется, что в плане культурном у любого европейского языка (кроме, может быть, французского или итальянского) может быть существенная фора перед русским. За счет чего?

    Научной – согласен. Впрочем, это результат последних 20 лет (и изоляции до этого), то есть – в принципе, это нагоняемо, учитывая, что перспективы немецкого и прочих европейских уж никак не менее туманны перспектив русского.

    Может, и нагоняемо. Только нагнать, в лучшем случае, можно по типу “второе место с отрывом от первого на 500%”. Сейчас по справочнику Национального Института Информации по количеству опубликованных научных работ на втором месте после английского стоит испанский язык. У испанского языка это число в 4.5-5 раз меньше.

  7. crezzo says:

    шел себе спокойный расклад? это вижу так, это — сяк и вдруг: ба-бах! это предложение:
    > «Просто потому, что, по сравнению с английским или немецким массивами научной и культурной информации, русскоязычный массив можно считать несуществующим»
    с научной ничего сказать не могу, но с культурной, по-моему, ты отчаянно загнул. и дело даже не в том, что на русском языке создаются нетленки, что минута, а в том, что и на остальных языках не видно “контента на века”. если же говорить о культурном наследии, то тут вроде бы есть “что почитать” :)
    есть также серьезные сомнения в “приживаемости” английского (тем более немцкого) на украинской почве…

    Ну хорошо, я не культуролог, за художественную литературу расписываться не буду. Но в части научной – отрыв громадный и бесспорный. Тут возразить не может никто.
    Что же до “приживаемости” английского на украинской почве – так приживаются же, регионально, румынский и венгерский. А ещё 100-150 лет назад был повально привит французский. Эти языки ну никак не ближе к украинскому, чем английский.

  8. Velta says:

    По-моему, Вы русский (заодно с украинским) зря обидели, сравнив с английским. Во-первых, потому что помимо двух указанных Вами критериев (распространенность и информационная емкость) – есть еще третий критерий – образность. Нам что, буквочек жалко?
    А вот сравнения, суффиксы с непередаваемым никакими переводами смыслом – тут русский (и рядом лежащий украинский) вне конкуренции.

    Я не филолог, “образность” оценить не могу. Кроме того, сильно сомневаюсь, что такое понятие как “образность” можно оценить количественно. А вот информативность – легко.
    Соответственно, моё отношение к качественным характеристикам языков такое: они (всяческие “образности”, “певучести”, “ритмичности” и т.п.) не являются площадкой для соревнования в адаптивной ценности. Эти признаки являются вкусовыми качествами – т.е. за них языки можно любить или не любить, но к эффективности донесения информации это всё отношение не имеет. Я же писал о сравнении именно по количественному параметру информационной ёмкости.
    Таким образом, эти факторы могут, в рамках моего построения, объяснять предпочтение ad hoc – “нравится, потому что нравится”. См. последний абзац моего текста.

    А что теперь с детьми делает эта украинизация, чтоб ей?
    Ребенок из русской семьи, папа-мама дома говорят по-русски. Ребенок попадает в детский сад – там ТОЛЬКО по-украински. В школу – тоже только. А дома – опять на русском. Если в русско-английском или в русско-немецком варианте из таких детей худо-бедно получаются “билингвы”, т.е. равно хорошо пользуются обоими языками – то беда украинского языка в том, что он слишком похож на русский! Ребенок начиная с детского сада не воспринимает это как разные языки, многие слова-то одинаковы! И начинается такая смесь “французского с нижегородским” – что хоть святых выноси! Оно ж и в школе продолжается. “домашний” язык олличается от “школьного, но отдельных уроков, где преподаются эти РАЗНЫЕ языки – нет.

    Вы знаете, это звучит вполне апокалиптично, но вот меня – ну никак не впечатляет. Наверное, потому что я знаю ситуацию изнутри.
    Дело в том, что я в своё время был точно в описанном положении: дома всё по-русски, а учился в украинской школе, где всё по-украински. У нас там вся школа такая была: на юге Одесской области украиноговорящих нас. пунктов практически нет. И ничего, как-то выучились, и никто языки не путает.
    А было это всё при разгуле совкового интернационализма: я в школу пошёл в 1983 году. Т.е. учился в “идеальные времена”, о которых с такой яростной тоской сейчас вещают не желающие выучить украинский язык граждане Украины, и им сочувствующие.

  9. Malyj Gorgan says:

    Все правильно, додам лише один пункт “за”:
    наявність своєї мови дуже допомагає в такому ефемерному
    але потрібному аспекті як самоідентифікація народу, розвиток,
    незалежність і т. п. Як в тому самому класичному прикладі з
    івритом: на початок 20го століття, думаю, там всі говорили
    арабською і могли преспокійно продовжувати так говорити…
    але якось не віриться, що все б так само ставалося, як зараз.

    Це щодо глобальних причин вибору мови. А моя особиста
    індивідуальна причина простіша: як це не прискорбно, але
    занадто мало хто говорить українською добре, може, якщо
    це робитиму ще і я, мова проживе на кілька днів або років довше.
    Пафосно якось звучить, але що вже нам, як кажуть в Лондоні,
    it’s the least I can do ;-)))

    Ну, власне кажучи, я не дуже переймаюсь такими речами як “розбудова незалежності”, тому аргументацію такого гатунку в текст не включав. Але, якщо мати їх як самодостатню цінність, то воно і справді так, мабуть.
    А ти що, в Лондоні тепер?

  10. Malyj Gorgan says:

    Я теж не впевнений в тому, що розбудова незалежності і т. п. — цінність самодостатня. Але саме “не впевнений”, тому будую свої дії в конструктивному руслі, а не навпаки — зламати легше, ніж створити :)

    Ні, я написав про Лондон, прочитавши назву твого блоґу, я — в Каліфоорії :)

  11. Andy says:

    Необходимость поддерживать собственный “неразвитый” язык требует вложения дополнительных ресурсов.
    По сути, общество инвестирует в некую дополнительную возможность. Оправдаются или нет эти вложения, сейчас сказать тяжело. Скорее нет, учитывая скорое поглощение Украины Европой. Впрочем, принимая во внимание качество нашей госполитики, эти ресурсы все равно были бы “про…ны”. Так что лучше уж так.

  12. uncle_iggy says:

    Я похож на Вас, Shao, в том, что тоже пользуюсь в основном русским языком, но при этом болею за развитие украинского. Украинский – мой родной, но сейчас я живу в русскоязычном Харькове, поэтому пришлось в быту перейти на русский, ну и в сети тоже в основном пишу по-русски.

    Я кое в чем с Вами не согласен. Вы фактически ставите вопрос так: раз украинский язык и так неизбежно будет вытеснен английским, то нет смысла сопротивляться его вытеснению русским. Мне трудно принять такой подход.

    Вопрос вытеснения украинского языка русским в результате советской руссификации и последующего культурного давления и вопрос вытеснения украинского языка английским в результате культурной глобализации – это разные вопросы. Один из них актуален сейчас, а другой станет актуальным лет разве что через 20. И что, мы уже сейчас должны капитулировать? Вспоминается басня о двух лягушках, попавших в посуду с молоком, из которой не могли выбраться. Одна сразу сдалась и утонула, другая боролась до последнего, взбила сливки и выбралась наружу. :)

    Сопротивляться глобализации, втч культурной – невозможно. В конце концов, когда-то все страны исчезнут (или, если хотите, вся планета станет одной страной), и все будут знать универсальный язык общения. Им, по-видимому, будет английский. Остальные же языки, опять-таки по-видимому, будут приходить в упадок. Если украинский язык в результате таких процессов отомрет, что ж тут поделаешь. Но пусть он проживет как можно более яркую жизнь!

    В этом смысле бороться за украинский язык и обеспечивать ему возможности развития нужно. Это первое.

    Второе – как это делать. Вы утверждаете, что добиться этого можно только насильственным путем. Типа как в Чехии.

    Но дело в том, что сейчас делать то, что делали лет 100 назад чехи, невозможно. Штрафовать за использование негосударственного языка – это противоречит всем демократическим ценностям и правам человека. Просто тогда на права человека вообще мало обращали внимания. Сейчас – совсем другое дело. Вопрос фактически сводится к тому, что считать главным – существование яыка или права человека. Моя позиция состоит в том, что нужно сделать все, что можно, для развития украинского языка, но только в пределах, когда носители русского языка (и других) не вынуждаются переходить на украинский. Да, в этом случае минимум половина страны будет говорить по-русски. Ну и что? Во-1, это не представляет реальной угрозы существованию страны, а во-2, человеческое достоинство – выше всего. С этим нужно просто смириться. Для западной части Украины, я уверен, угрозы дальнейшей руссификации сейчас не существует.

    Даже если в будущем нас постигнет судьба Бельгии, где существуют практически две независимые культуры, и даже если это приведет к распаду страны, это более приемлемый вариант, чем насильственная украинизация. Все равно к моменту такого распада Украина будет частью Европы, в которой не будет границ.

    Всё вами написанное имеет смысл, если считать украинский (русский, и т.п.) язык ценностью сам по себе, аксиоматично. Тогда можно обсуждать пути сохранения и развития языка и жертв, которые можно для этого принести. Я же, как написано в тексте, такой аксиоматической позиции не разделяю. Для меня что украинский, что какой ещё язык, ценностью сами по себе не являются. А являются ценностью только исходя из объёма кодифицированной ими полезной информации. Т.е. спорить на м не о чём: у нас разные и несводимые начальные установки.

  13. uncle_iggy says:

    Мне казалось, что Вы все же неравнодушны к судьбе украинского языка. Ну что ж, нет так нет.

    Честно говоря, я еще не встречал людей, сознательно принявших позицию отрицания ценности родного языка. Не буду говорить, что я это осуждаю, но мне хотелось бы это понять. Все-таки что тогда стоит у Вас на месте родного языка как некой ценности, как чего-то своего, что нужно защищать и что роднит с другими себе подобными?

    Оно, конечно, “сближает и роднит”. Но объявлять роднящее априорной ценностью не хочу: уж больно это похоже на ура-патриотов, сначала придумывающих себе идиотские необсуждаемые цели, а потом добивающихся их идиотскими методами. Всё-таки хочется выводить ценность предмета логически, а не по принципу “я всегда так говорил, значит так говорить правильно”.

  14. С этой точки зрения работа по сохранению украинского языка является бессмысленной и бесперспективной: не нашим госструктурам пытаться изменить ход общемирового социального развития.

    Мова визначає мислення.

    Якщо точніше, то мовні засоби спрямовують напрям думки, роблячи одні засоби вираження легшими за інші.

    Виходячи з цього, відмова від конкуренції в мовному плані означає прийняття іншого стилю мислення.

    Інша справа, що у нас в країні є купа набагато більш нагальних проблем, що дай боже дійти нормально до мовної хоча б за чверть сторіччя.

  15. Алекс says:

    Во первых, крайне спорное утверждение о “выморочности украинского языка”. Люди поддерживают языки тогда, когда чувствуют свои культурные связи с ним. Вполне себе существует баварский язык, хотя и конкуренции с немецким он не выдержал, просто занял определённую нишу. Люди им пользуются, общаются, есть газеты и радио. Но никому не придёт в голову писать на нём научные публикации.
    Во вторых, обойдена тема “чистоты украинского”. Укажите мне город, где разговаривают на чистом украинском, максимально приближенном к литературному. То это малороссийский суржик, то это смесь с польским, то венгерское наречие. Бывали случаи, когда “самые-самые настоящие украинцы” с западных земель просто не могли друг друга понять и были вынуждены переходить на русский.
    В третьих, непонятно зачем доводить украинизацию до маразма. Я не могу понять когда французы настаивают на использовании французских терминов в компьютерной индустрии, и не могу понять когда украинцы проталкивают “скриньки перепихуньцев” везде где можно и не можно. Не ради удобства, перспективности или унифицированности, а ради… чего?

    Считаю, что протекающая сейчас укранизация преследует две цели:
    – Попытка объединить весь народ под флагом “мы говорим не так как в России. Украина – не Россия.”
    – Попытка подмять восток Украины, раздавить малороссийское национальное осознание. Либо они падут, тогда Украина будет держаться в западенском культурном ключе, либо (другой вариант, тоже вполне неплохой) восток и Крым полностью отделится от Украины. Тогда в свидомых руках будет запад и центр, вполне национально надёжные регионы, максимально ориентированные на Европу и США. Если предположить, что идеологами этой оранжевой катавасии были поляки и американцы, то план вполне перспективный.

    А без “руки заокеанских кукловодов” никак объяснить не получается? Бритву Оккама, я так понимаю, вы принесли в жертву великорусским лозунгам?

  16. malyj_gorgan says:

    ОФФТОП: Шао, перепрошую за оффтоп, але це найпростіший метод зв’язатися. В мене є запитання з ботаніки/фізіології рослин (я постнув в своему жж), а крім тебе, я ні про яких фізіологів не знаю. Якщо ти знаєш, до кого можна звернутися, порадь, будь-ласка (а цей мій пост можеш нафіг витерти). Дякую.

  17. Dgri says:

    Проблема в двойственности роли русского языка: с одной стороны, он предоставляет доступ к довольно большому массиву информации. А с другой стороны, вводит в сильный соблазн ограничиться только этим и не учить другие языки на уровне, достаточном для доступа к ещё гораздо большему массиву информации. Это хорошо видно на примере Интернета: для подавляющего большинства владеющих русским языком пользователей, он ограничивается всевозможными одноклассниками.ру и телепузиками.ру, а роль англоязычных ресурсов явно на пару порядков меньше.

    Да, есть и такой фактор. Однако он вполне вписывается в мою концепцию, разве нет?

  18. kabashek says:

    стоит надеятся,что попытки необандеровцев возродить украинский язык по примеру чешского приведут к усилению и четкому формированию гражданского противостояния на украине,что крайне желательно и полезно

  19. Тарас Манолов says:

    “Моя позиция состоит в том, что нужно сделать все, что можно, для развития украинского языка, но только в пределах, когда носители русского языка (и других) не вынуждаются переходить на украинский.” Мне кажется, тут есть неверная мысль. Не знаю, откуда она такая родилась, но, например, в общепризнанных правах и свободах человека нет такого права – говорить всегда и везде на таком языке, на котором человеку хочется.

    Я уважаю мнение о ценности языков сообразно их полезности, но есть некоторые факторы, которые тут не учтены. Существуют такие вещи, полезность которых еще не осмыслена, не оценена по настоящему, так чтоб всем было безусловно понятно и очевидно. Например – многообразие живой природы. Есть понятие о том, что исчезновение видов – плохо. Хотя, чем они полезны? Наверное, тем, что могут оказаться полезны. Другая вещь, культурные проявления. В чем непосредственная полезность, такая, чтоб можно было подсчитать, как число знаков в учебниках/число статей в реферируемых журналах?

    А языки, между прочим, являются с одной стороны, естественным следствием человеческой природы, с другой – неотделимы от культуры. Получается, они достойны сохранения просто потому, что они есть, а не из-за текущей полезности.
    Ну а дальше – проще. Для сохранения украинского вполне достаточно, чтоб в Украине, в естественном его ареале, украинцу не нужно было по каким-либо причинам переходить на другой язык – чтобы не было социальных, культурных, политических и прочих стимулов для потери языка. Что касается всех остальных языков – естественно, никто не имеет права даже думать их запрещать. Развитию – хоть мандаринского – да! Но без принуждения на него переходить. Практически это, конечно же, должно привести к тому, что все в Украине обязаны будут выучить украинский.

  20. Ксения says:

    Что касается меня, русскоязычного человека, живущего в современной Украине, наблюдаемая ситуация крайне неутешительна. Когда я была ребенком (в начале 80х) моя мама иногда покупала мне книжки на украинском, и когда бабушка спрашивала “Зачем?”, говорила “Пригодится”. Дальше в школе пошли уроки украинского, мне это было интересно, т.к. с языками у меня всегда было все хорошо. И учеба в школе прошла довольно комфортно и безоблачно, по-русски. Правда, в старших классах появились тревожные звоночки, когда из расписания убрали уроки русского языка (вообще убрали!), а мою любимую русскую литературу почему-то назвали “Зарубежной”. Ну что ж, подумала я, горизонты расширяются, но не тут-то было. Фактически литература так и осталась русской, просто теперь ее причислили к зарубежью… А русскому языку просто перестали учить! Неужели он никому не нужен? Судя по государственной политике, эта стратегия себя оправдывает, ведь такими темпами мой родной русский язык действительно скоро станет ненужным…
    Поступив в Одесский Университет, я с удивлением узнала, что лекции по физике, матанализу и прочим подобным предметам, преподаваемым на физфаке, будут проводиться на украинском! Пары проводят преимущественно пожилые профессора, всю жизнь занимавшиеся наукой и преподававшие по-русски, а теперь их заставляют говорить по-украински. Приведу также в пример мою школьную учительницу математики, пожилую женщину, всю жизнь прекрасно учившую детей математике на родном (угадайте каком?) языке. И в возрасте около 60 лет что-то поменялось вокруг нее и безо всякой альтернативы ее заставили выучить чужой для нее язык. Неужели это привело к улучшению качества преподавания математики? Или повысило знание украинского у ее учеников? Просто она концентрируется теперь не на том, как понятнее объяснить, а на том, какой термин как звучит по-украински, ведь думает-то она по-русски!
    Итак, вернемся к моему украиноязычному физфаку. К счастью, украинский язык я знаю, и поэтому, выучив все необходимые термины, привыкла к физике по-украински. Но с переходом на 3 курс поменялись предметы и преподаватели. А преподаватели были старой закалки и неробкого десятка. И вели пары по-русски. Вы представляете, как здорово учить школьную физику и математику по-русски, общую физику и высшую математику по-украински, а потом теоретическую физику снова по-русски? :)
    Но это так, ерунда, а вот по-настоящему я поняла масштабы происходящего, когда начала преподавать. Контингент и возраст моих студентов был разнообразным, поэтому усреднять не буду. Скажу только, что многие ребята, которым сейчас по 17-19 лет, не имеют представления о русском языке вообще, а украинским владеют на очень плачевном уровне. Приблизительно так, как если бы записывали незнакомые слова “на слух”. Тут о грамотности речь вообще не идет, а скорее о владении языком на каком-то минимальном уровне. Теперь русскому уже не учат, а украинский дети не знают. И все, в итоге что получилось? Правильно, ни одного языка. Конечно, не все дети сейчас такие, но статистика удручающая…
    В общем, сейчас я работаю в американской компании и использую 2 языка: английский (преимущественно для работы и чтения документации) и русский в офисе. Свободно владея тремя языками, один из них я просто ненавижу за то насилие, с которым его навязывают, за то, что целому поколению исковеркали речь и исказили культуру. А дальше вряд ли будет лучше.
    Я знаю точно, мой ребенок будет владеть русским языком (из культурных соображений) и английским (по необходимости), а остальные пусть выбирает на свой вкус.

    1. Ксюха, а с каких пор мы на “вы” перешли? :о)
    2. По теме комментария: во-первых, я занимался не описанием ситуации как таковой, а попыткой угадать мотивацию действующих лиц. Во-вторых, здесь ведь не вопрос, какой язык знать рациональнее (особенно таким как я, у кого, в отличие от тебя, проблемы с языками были всегда). Если подходить только из соображений рациональности, то изучать надо английский и китайский, причём непонятно, какой должен быть “первым”. В случае же происходящего в нашей стране мотивация всех участников конфликта чисто эмоциональная, к рациональной аргументации отношения не имеющая. Потому доказывать ошибочность корневого тезиса “украинский язык заслуживает существования” либо “всем надо говорить так, как легче” смесла нет. Потому я пытаюсь описать варианты развития событий, принимая оба этих тезиса как априори необсуждаемые.

  21. Chel says:

    Последствия маразма обучения теор.физике в Одессе на украинском, очевидны – это полная деградация научно-технического потенцаила страны. Об этом неоднократно писалось мной и другими, говорилось на конференциях. Если хотим оставаться страной пейзан и отстать навсегда – верным курсом идёте, панове ! А насчёт “информативности” английского – это юношеский максимализм, извините. С вашем культом “рациональности” скоро крыша поедет – это я как психолог вам говорю.

    Хм… Т.е. то, что физика на украинском – её убивает. По мнению психологов, по крайней мере. Правда, физики говорят несколько иное: дело не в языке, дело в организации. Я назову, кто именно говорит: Алексей Боярский. Вы, как специалист в физике, должны это имя знать.

    Другой вопрос, что и с организацией научной деятельности у нас, мягко говоря, нехорошо. Но это уже не тема данного поста.

  22. felis_melas says:

    Ксения, а Вам не кажется, что все описанное Вами – это как раз последствия того, о чем писал Shao:

    русский язык на протяжении веков был госязыком большой страны, его развивали весьма неординарные писатели и поэты, на нём писались большие объёмы научной и художественной литературы, и т.д. Все человеческие ресурсы из всех “национальных окраин” в первую очередь использовались для развития именно русскоязычного массива информации.
    У украинского языка во всех его страновых ареалах функция была, в лучшем случае, фольклорно-поэтическая. Т.е. сейчас вводить свободную конкуренцию русского и украинского языков – это примерно как поставить рядом двух детей

    – и далее по тексту ?

  23. Скиф says:

    Такое впечатление, что автор просто болтает ради того, чтобы что-то болтать. “Не хорошо и не плохо”. Позиция. Считать русскую социокультурную среду несуществующей против англо-саксонской, и как следствие отмирание языка может только абсолютно бездуховный человек, для которого англо-саксонская культура – эталон. Т.е. пожрать, посмотреть телик и потрахаться. Гадаринская сторона, короче…
    А украинский действительно не выдерживает конкуренции с русским, в будущем останется только в этнографической сфере – попеть задушевные украинские песни (на малороссийском наречии), а вот переводить массу специальной литературы, в основном технической на украинский – вряд ли кто будет. Это просто неподъемный труд для “свидомых можновлаців”. Я до сих пор не знаю ни одного государственника в украинской квазиэлите, озабоченной только набитием карманов. Это государство обречено.

    • Shao says:

      Да-да, англосаксонская культура – сплошная бездуховность. У них там – создание ОТЭ, неравновесной термодинамики, двигателя внутреннего сгорания, и унитазов с биде.
      Зато в русской культуре – духовность.

      Насчёт этнографической сферы – перечитайте п.2.

  24. Rita says:

    Увы….. малые народы вместе со своими языками обречены на вымирание.В лучшем случае – на ассимиляцию. А сравнивая нас с китайцами и американцами, получается, что мы и есть – малый народ….

  25. Сергей says:

    спорно, хотелось бы заметить что приводить в пример Чехию, иврит некорректно. Чехия небольшая этнически однородная страна, в которой может быть и можно было использовать способы , указанные Вами.
    Но Украина – государство, границы которого образованы не в результате исторического процесса, а искусственно определены коммунистами. Поэтому украинизировать Новороссию, Донбас – насилие, напоминающее действия оккупантов.

    • Shao says:

      Разумеется, “насилие, напоминающее действия оккупантов”. Однако иврит (и, шире, государственную идеологию) в Израиле именно так и насаждали. С прямыми убийствами несогласных, кстати. Как результат – развитая прогрессивная страна европейского типа посреди арабских песков. А играли бы в толерантность – не было бы там ни страны, ни прогресса, ни иврита. Одни пески.

  26. Сергей says:

    успешным было государственное строительство там и тогда, где и когда большинство населения разделяло ценности, предлагаемые господствующей идеологией. Если же значительная часть населения, проживающая компактно, отказывалась поддержать новые идеологические установки, нарождавшемуся государству было выгоднее, безопаснее и перспективнее отказаться от части территорий, чем пытаться сохранить эфемерное единство. Д.Табачник
    лучше не скажешь

    • Shao says:

      Не с его индексом цитирования изображать себя историком. Тем более что множество исторических примеров (не только Израиль) этот глубокомысленный гон опровергают.

      • svami says:

        в сравнении иврит – украинский следует обратить внимание на содержательную сторону – Тора и Шевченко. Язык таки “дом бытия”, а не только средство передачи информации.

  27. tamtam says:

    почему английский? 150 лет назад вы бы сказали французкий, а 250 лет назад – немецкий?

Leave a Reply

Fill in your details below or click an icon to log in:

WordPress.com Logo

You are commenting using your WordPress.com account. Log Out / Change )

Twitter picture

You are commenting using your Twitter account. Log Out / Change )

Facebook photo

You are commenting using your Facebook account. Log Out / Change )

Google+ photo

You are commenting using your Google+ account. Log Out / Change )

Connecting to %s