Отблеск славы конкистадоров

Posted: 07.11.13 in Байки
Кажется, дозрел до продолжения отчётописания по итогам поездки в Амазонию. О быте и привычках тамошнего населения напишу, равно как и фотки выложу, в одном из следующих отчётных текстов. Сейчас пришла охота не об антропологии с зоологией, а о «межцивилизационном взаимодействии» сказать. Осветить, так сказать, «бремя белого человека» применительно к этой части Земного шара.
Итак, начнём наши повествования – страшные, но поучительные.
Отблеск славы конкистадоров
         или как стать «настоящим гринго»
And the way goes on in the worn earth: and we –
What are the dead to us in our better fortune?
Archibald MacLeish: “Conquistador”
Для начала – несколько слов о местах, где совершался наш приэкваториальный поход. Для понимания обстановки, атмосферы, и прочих сопутствующих радостей.

Регион Лорето в Перу – это что-то вроде Таймыра и Чукотки в России, только возле самого экватора. Такое же практически полное отсутствие связи с прочими регионами страны: территория в джунглях у истока Амазонки, на восточной стороне Анд. Через Анды никаких дорог нет, рек сквозных, понятно, тоже. Потому связь с остальными частями страны и центральными властями только посредством самолёта. А всё снабжение и торговля идёт через восточную границу с Бразилией. Но и тут свой нюанс: в отличие от развитого юга, северные джунгли в Бразилии – запущенная провинция; при том, всё снабжение товарами и информацией идёт по Амазонке с востока на запад, и чем западнее провинция, тем она более бедная и дикая. По рассказам жены товарища по работе, бразилианки, Токантинс – это «почти ещё цивилизация, близко к Сан-Паулу, можно жить», Пара – хуже и беднее, Амазонас – ещё хуже, беднее и нецивилизованнее, а Рондония и Акри – дикие джунгли с дикими индейцами, куда нормальные люди могут наведаться только на экскурсию «не выходя из вертолёта» (см. карту выше по ссылке). Ну, а ещё дальше, на запад от Акри, и находится снабжаемый из него всеми благами цивилизации перуанский регион Лорето.

При такой географии всё остальное, собственно, неудивительно. Сутки пути по рекам от «столицы» Лорето Икитоса – и мы попали в места, где играют в футбол на ставку «шесть патронов 16-го калибра против двух куриц», и матч по напряжённости легко переплюнет финальную часть чемпионата мира (впрочем, о специфике игр в футбол в джунглях Амазонки я подробнее распишу позже, в повествовании антропологическом). А ещё день вверх по течению речек – и в деревнях, расположенных на расстоянии дневного перехода одна от другой, не знают не то что электичества, а и гвоздей (сочленения «домов» связаны лианами); охотятся на обезьян воздушной трубкой, выдувая дротики с самым настоящим ядом кураре ([info]miminoo даже попрактиковался в плевании на точность и дальность); пара резиновых сапог представляет собой признак зажиточности на уровне автомобиля, а кое-где мы были первыми белыми, которых эти индейцы видели в своей жизни.

Второй набор штрихов к пониманию обстановки – структура местного индейского населения. Постоянно проживающих не-индейцев, впрочем, там считанные единицы на весь регион, и места их обитания особо отмечены на карте значками вроде «Mad Mikе» или «Vincent-shooter»; так что это можно считать описанием структуры населения вообще. Индейцы делятся на «людей реки», населяющих Икитос, а также берега Амазонки и её крупных притоков – они говорят по-испански, занимаются не только охотой и рыбалкой, но и всяческой торговлей, а пластиковые бутылки из-под «Инка-Колы» (полная аналогия лимонада «Буратино» времён позднего Совка) выбрасывают; в самом же Икитосе разврат цивилизации доходит до кой-какого асфальта на дорогах и унитазов в туалетах (принцип работы туалетов в более отдалённых посёлках заслуживает отдельного большого рассказа); до мусорных ящиков и центральной канализации, впрочем, в Икитосе пока не докатились.

Вторая же часть местного населения называется «люди джунглей», или «просто индейцы»: они живут на отдалённых мелких водотоках, основное занятие – охота и собирательство, немного подсечно-огневого земледелия в классической форме (выращиваются юкка, бананы и тыквы), а торговый обмен происходит 2-3 раза в год, когда в паводок по высокой воде до них может добраться на лодке какой-нибудь предприниматель из числа «людей реки». Пластиковые бутылки представляют для них немалую ценность, а поросёнка там можно выменять на пару тройку пакетиков (грамм 8-10) разноцветного стеклянного бисера. «Люди джунглей» говорят на языках Шимаку и Уруриньо, и кое-где всё ещё ведут межу собой войны с применением луков, отравленных стрел и однозарядных дробовиков модели как минимум конца позапрошлого века; ввиду неискоренимости в обозримом будущем межплеменных разборок, по местному законодательству лесные индейцы за убийство таких же индейцев уголовной ответственности не несут. Впрочем, даже если бы несли, толку никакого: о такой вещи как «полиция» в тех лесах слыхом не слыхали, а расскажи – не поверят. Наш гид, живущий в Икитосе бывший офицер американской военной разведки Гарри, с собой при походах в джунгли берёт команду из 6-ти человек индейцев, «людей реки», к которым «люди джунглей» относятся довольно подозрительно и враждебно.

В этой среде нам довелось поддерживать то, что по ходу дела было названо «престиж белого человека».

Всё началось с желания не только проталкиваться на лодке выше и выше по лесным речкам, но и походить по джунглям пешком. Сначала Гарри сводил нас в джунгли на пару часов после дождя, когда нежарко, чтобы прониклись и отказались сами. Мы не прониклись и не отказались. После чего он, всем своим видом демонстрируя пантомиму «я умываю руки», выделил нам с [info]miminoo троих своих индейцев в провожатые, и отправил в переход часов на 6-7, с намерением встретиться в другой деревне, куда остальная компания прибудет на лодке. В напутствие с заметной долей скептицизма было сказано, что «If you’ll be able to keep up with my indians for the whole day, it would be excellent». Мы изобразили на лицах суровую решительность, кинули в рюкзак воду, фотоаппараты и запасные носки, и двинулись за индейцами в джунгли, под прощальное махание кепкой от [info]morestry .

Оказалось, однако, что есть ещё порох в пороховницах и ягоды в ягодицах: нашего альпинистско-туристско-биофаковского опыта хватает, чтобы дать понять индейцам, кто тут «большой белый господин». Первый из них выдохся и стал отставать минут через 40, второй «сдох» где-то через час, и до конца дня они волоклись в глубоком арьергарде по нашим следам. Третий, самый молодой и сильный, держался весь день вровень со мной, но давалось это ему с видимым трудом. В принципе, весь расклад по части «кто есть ху» проявился часа через полтора, при переходе каньона глубиной метров 30-35, с поваленными деревьями внизу, по cтволу диаметром сантиметров в 20: мы с [info]miminoo     перешли в рост и без задержки, более здоровый индеец перешёл так же, после небольшого колебания, а остальные двое с полчаса потратили на спуск на дно, перебредание через речушку, и подъём к нам. После этого у всех троих индейцев я в глазах прочитал то, что среди борцов называется «сломался и лёг»: вопрос, они или мы задаём темп и разрешаем отдых, был решён однозначно, и не в их пользу.

Ещё через полчаса мы пришли на точку (край большого болота), от которой должны были сворачивать к реке и деревне – месту встречи с остальной группой. Но, как потом выяснилось, никто не ожидал, что на путь, по расчётам проходимый за 6 часов, мы потратим 2, и индеец из деревни нас не встретил. Посовещавшись, наши провожатые решили, что имелся в виду противоположный край болота. Что ж, мы люди нездешние, местности не знаем, да и по времени выходит, что так. И – ломанулись впятером через болото, восемь с лишком километров шириной.

Где-то через километр оказалось, что джунгли по сравнению с этим – детская игра в песочнице: болото плотно покрыто деревянистыми растениями без веток высотой 3-4 метра (листья растут прямо от ствола), толщиной от мизинца до запястья; эта растительность не даёт никакой тени (солнце-то вертикальтно вверху, т.к. мы между вторым и третьим градусами южной широты), но полностью препятствует любому движению воздуха. А температура где-то +35, и ни облачка в небе. И влажность воздуха почти стопроцентная: даже при такой температуре ничего не сохнет. Плюс ко всему понятные радости передвижения по болоту, в виде проваливания по колено на каждом шаге и вполне тропического количества москитов и мошкары. Плюс к тому змеи красивого зелёного цвета и болотная вонь – что, впрочем, было самыми малыми неприятностями. В общем, когда подошло время первого привала, мы свалились с ног в буквальном смысле. Сидя в полупогружённом состоянии (задница, ноги и рюкзак в жиже, остальное на воздухе), и наблюдая, как вдали из марева постепенно прорисовываются фигуры отставших индейцев, мы с [info]miminoo     нашли единственное утешение: «…зато теперь мы с полным правом можем говорить, что дали просраться амазонским индейцам на дневном переходе по амазонским же джунглям и болоту». На протяжении последней пары километров нас гнало вперёд только то, что «этого болота мы больше не увидим никогда в жизни». Ага-ага.

Перешли, дождались двух отставших индейцев – и тут выяснилось, что это не та сторона болота. Надо идти обратно, те же восемь с лишком километров.
Первые шаги делались с ощущением спуска в ад.

В обратную сторону мы шли раза в три дольше, и с четырьмя перекурами вместо одного. На второй половине болота у двоих индейцев стали сереть лица и синеть губы – а остановиться-то никак. Впрочем, думаю, и наш вид был весьма далёк от фотомодельного. Когда вся компания попросила меня об очередном отдыхе, и выяснилось, что воды в рюкзаках осталось по паре глотков на каждого (болотная имела такой вид и запах, что её не решались пить даже индейцы, не говоря уж о нас, прослушавших курс паразитологии на одесском биофаке), а самый стойкий из индейцев снял сапоги, носки, и с хрипом облегчения погрузил ноги в ближайшую лужу, перспектива попадания в ночь на болоте, при таком состоянии группы, стала казаться мне вполне реальной.

И тут надо сделать лирическое отступление, и рассказать о пространственно-временном распределении индейцев и крокодилов в бассейне верхней Амазонки. Распределение это такое: днём индейцы охотятся на крокодилов, и потому крокодилы ныкаются. А ночью крокодилы охотятся на индейцев, и потому «людей джунглей» после захода солнца на речку или болото не загнать никакими силами. Это всё живо пробегало в моей голове параллельно с подсчётом, сколько мы успеем пройти до шести вечера, когда выключится Солнце (понятия «вечер» и «сумерки» там укладываются в 15 минут – экваториальный день, хоть в учебник географии клади). Доход до края болота при солнечном свете, после всех прикидок, показался проблематичным; а крокодилы, судя по всему, расизмом не страдают, и нас по сравнению с индейцами дискриминировать не стали бы. Это даёт некоторое представление о состоянии моей психики на последнем отрезке пути, и о том, почему я игнорировал последующие просьбы о привале, пока не выбрались на сушу. Выбрались, впрочем, засветло.

Насколько нелегко дался нам болотный поход, можно судить по следующему: даже после съедания по ложке соли и выпивания литра по два воды обезвоживание было такое, что водка в тот вечер мне казалaсь безвкусной. Однако, в противовес, было получено единогласное признание Гарри и индейцев о том, что белых-иностранцев с такой физподготовкой им ещё встречать не приходилось. Итого, «престиж белого человека поставлен должным образом» – таков был итог обсуждения дня. И казалось, что мы теперь можем почти всё.

Иллюзии, как положено, развеялись быстро. В следующем же пешем походе, куда в качестве проводника был взят индеец не из приехавших с нами, а из местных, лесных. Пошли втроём: проводник, я, и один из «людей реки». Проводник с самого начала взял такой темп, что «наш» индеец уже через час повалился на землю, и дальше идти отказался, попросив дать ему флягу с водой и оставить лежать здесь, а забрать на обратном пути. Так и сделали.

Последующие то ли 5, то ли 6 часов в моей памяти слиплись в полную кашу. Мы ломились по руслу какого-то ручья, по следам тапира. Потом по заболоченным джунглям, пытаясь догнать стадо пекари. Тоесть ломился и прорубался при помощи мачете я, а индеец буквально проскальзывал: такое впечатление, что ветки и лианы временами проходили сквозь него, как во втором «Терминаторе». Потом мы догоняли прыгающих по веткам обезьян, и я никак не мог задержать дыхание и заставить не дрожать руки для фотографии. Потом мы просто куда-то ломились, через какие-то ямы и каньоны, которые приходилось переходить по совершенно прогнившим упавшим стволам. Таким прогнившим, что, того и гляди, под нами обрушатся (один так и сделал: на обратном пути он оказался разломившимся и упавшим на дно). А  в тех упавших стволах – гнёзда здоровенных муравьёв, ощущения от укуса которых, как от гашения о кожу сигареты. И всё это при температуре 30-35 и влажности, как в парилке: на стволах и ветках непрерывная конденсация. Это было настолько тяжелее похода по болоту, что для описания у меня просто не хватает эпитетов.

В общем, от индейца я не отстал и темпа не замедлил. Но вполне убедился: если бы этот парень захотел меня уделать до состояния трупа, он бы справился в 20 минут. Ему просто в голову не пришло посостязаться с гринго в полную силу, а иначе я бы лёг. Не хуже второго индейца, что из «людей реки». До отдыха, что характерно, за все 6 часов проводник не опустился. При том, даже сломайся я и запроси снизить темп, или сделать привал минут на 10, толку бы не было: на первый же мой вопрос по-английски он ответил «No digo en español». В общем, прийти в деревню в затылок проводнику мне сил хватило, как и на небрежное заявление для Гарри «Yeah, this guy can walk quite fast and it was really interesting to keep up with him», но это уже был практически мой предел: ещё прибавить в темпе и расстоянии я бы смог, разве что, под дулом автомата. Тем не менее, этот (и ряд последующих) случаев укрепили наш престиж.

А теперь о том, собственно, для чего я расписывал всё предыдущее. Что такое «престиж белого человека», с чем он ассоциируется, и для чего может быть нужен.
Утро последнего дня перед возвращением в Икитос. [info]miminoo    и [info]morestry     укладывают рюкзаки, я справился раньше, и теперь дохлёбываю свою утреннюю «mug of coffee». Подсаживается Гарри, заводим светский разговор. В ходе которого я задаю вопрос: правда ли, что его индейцы старались далеко от нас не отходить, особенно ночью, или показалось (первой внимание обратила[info]morestry  )? И если да – это что, они так местных индейцев боятся? Да, говорит, так и есть: местных индейцев «люди реки» боятся. Тем более, что, поглядев, как вы ходите по джунглям, толкаете лодку, а ещё на твои утренние броски-отжимания, лесные индейцы решили, что вы «настоящие гринго». Конкретно это от них слышал Бэтмен (так нашего моториста называли). Рядом с такими безопасней.

А в чём, говорю, для этих детей сельвы тонкая разница между просто гринго, придурковатым персонажем анекдотов, и гринго «настоящим»? Ну как… – отвечает Гарри – В этих местах ведь ещё помнят, как после убийства одного белого неминуемо появлялись люди в широкополых шляпах, с мушкетами и шпагами, и вырезали ближайшую деревню вплоть до грудных младенцев. А если поблизости оказывалось больше одной деревни, то вырезали две-три. Вот они и были «настоящими гринго». И по непроницаемому лицу с полуулыбкой не понять, шутка это или всерьёз.

Вот такие ассоциации, и такой «престиж белого человека». Кстати, [info]miminoo, говорил я тебе, что надо со мной на зарядку выходить – так нет же, ты предпочитал дрыхнуть до полседьмого. А выходил бы, и вспоминал, чему тебя на секции единоборств учили – глядишь, нам бы уже и дань золотым песком подносили :о)

Advertisements
Comments
  1. falcon4uk says:
  2. drakonka_c says:

    Ну вы там дали, конкистадоры. Круто. Жду еще отчетов.

  3. drfinger says:

    Восхищён. Это да, это вам не мелочь по карманам тырить…

  4. otry says:

    :))
    народ требует продолжения

  5. hoopoe says:

    Отличный рассказ!
    Возник вопрос, в связи с “престижем белого человека”. Как индейцы относятся к плодам цивилизации? Они считаю проникновение белых вредным или полезным для себя?

  6. bad_joker says:

    Клас, чекаю на фотки!

  7. shao_s says:

    К плодам цивилизации, на самом деле, относятся вполне положительно. Особенно к рыболовным крючкам и резиновым сапогам. А к “проникновению белых”. как мне кажется, относятся как к явлению природы: эмоции тут бесполезны, надо приспосабливаться.

  8. ircmaan says:

    впервые НЕЧИТАБЕЛЬНО совершенно из-за отсутствия ВИДИМЫХ абзацев. Глаз застревает в первой же непрерывной странице текста

  9. shao_s says:

    Сделал двойные. Теперь легче?

  10. ircmaan says:

    вчитался, осилил :)

  11. ircmaan says:

    стало обалденно :)
    но я уже и так продрался

  12. shao_s says:

    Ну и как? В Уганду теперь с нами поедешь? :о)

  13. ircmaan says:

    неа!
    Я тут возмущен был даже тем проходом по трубе.
    Чесслово – я против таких проходов :)
    —————-
    Никакого желания путешествовать вообще (в любое место) – просто нет.
    Даже когда-то писал об этом.
    Не вижу я в этом радости особой.
    Разве что – может быть – понырять где-нибудь когда-нибудь. Да и то…
    Удачи вам

  14. tassadar_ha says:

    Супер! Ждем-с продолжения!

  15. nekto_akopyan says:

    Хотьба по болоту – нездоровая фигня.
    В остальном же – банально завидую и жду подробностей ;)
    О! надо будет ещё Ромку выловить ;)

  16. nahtigal says:

    З сумом роняю слюні :-(((

  17. karakal_y says:

    Мда, полагаю, мне не стоит жалеть, что в этот раз я как-то с вами туда не попала :)На “престиж белого человека” мне стало бы наплевать в первые 15 минут :))

  18. shao_s says:

    Ну, тобто в наступний раз разом їдемо в Уганду, так? :о)

  19. yooo says:

    отличный рассказ, бледнолицый:)

    бедная Маша. как она с вами, дурнями, не рехнулась?:)

  20. alogic says:

    Отстоял звание чемпиона на чужом поле. Захотелось лично пожать руку.

  21. 0lenka says:

    Ну вы даете. Фантастический экспириенс, но я бы не полезла. Представила себе такую тягу к приключениям: несколько оглушена :)

  22. shao_s says:

    Хы… Она и сама там отжигала неслабо: вполне возможно что на её совести жизни (ну или, по крайней мере, психическое здоровье) пяти-шести местных охотников, унесённых вниз по течению да самой Амазонки. А то и до Атлантики.

  23. yooo says:

    требую кровавых подробностей!

    в буквах и пикселах!:)))

  24. shao_s says:

    Это связано с её омовениями в реках Амазонии – я писать стесняюсь :о) Проси её саму.

  25. falcon4uk says:

    Безмерный респект от белорусских любителей шляться абы где!

  26. lebedinsky says:

    Космос.

  27. shao_s says:

    Не понял?

  28. lebedinsky says:

    Превосходная степень. Космически круто, в смылсе. Unbelievable.

  29. pretorious says:

    я Вас добавлю во френды, можно?

  30. shao_s says:

    Да вы что??? Да как вы могли???

  31. pretorious says:

    извините, почитал…..и оно само получилось… :-)

  32. ladysterva says:

    УХ! Крут!
    (ну собсно, как и всегда:))

  33. sparrow_grass says:

    ух-ты! Оказывается, крутой Гринго? :)
    Молодца. Я аж обзавидовалась, хотя с моей-то физподготовкой, думаю, я бы просто сдохла. :))

    Слушай, со своей собственной озабоченностью перед поездкой в другие джунгли ;), я даже пропустила, что ты там писал про “перового белого человека, которого видят индейцы”. Как-то читала в NG что есть в Бразилии “неконтактные” племена, так именно о таких речь? Кстати, вообще тема интересная. Жду твоих социологических (или этнографических, наверно, лучше сказать) отчётов. :)

    PS. при чтении твоего этого поста чёткая ассоциация с Джек Лондовским “Приключением”. :))

  34. Alekssandir says:

    Согласен с автором статьи. У меня такое же мнение :)

  35. Да уж. Иногда такое бывает, что хоть стой хоть падай.

Leave a Reply

Fill in your details below or click an icon to log in:

WordPress.com Logo

You are commenting using your WordPress.com account. Log Out / Change )

Twitter picture

You are commenting using your Twitter account. Log Out / Change )

Facebook photo

You are commenting using your Facebook account. Log Out / Change )

Google+ photo

You are commenting using your Google+ account. Log Out / Change )

Connecting to %s